Проповедь архимандрита Кирилла (Павлова) (+2017г.) в Троицкую родительскую субботу 

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Дорогие во Христе братия и сестры, совершая сегодня помино­вение наших усопших во Христе сродников, благовременно побесе­довать для нашего назидания об одном важном вопросе, который имеет большое значение для всех и для каждого — о будущей загробной жизни. Вопрос о будущей жизни вольно или невольно за­ставляет задумываться каждого благомыслящего человека — как религиозно настроенного, так и человека, равнодушно относящегося к религии, но в котором еще не развращено сердце. Всех занимает мысль о том, как мы будем жить после своей смерти, как построится наша будущая жизнь, и в чем будет она проходить, и так далее. И вопрос о будущей жизни является глубоко жизненной истиной, при­знание или непризнание которой сопровождается величавшими прак­тическими последствиями. Непрочна и суетна наша жизнь, которою мы живем на земле. Самое хорошее, ясное, радостное течение ее часто омрачается самыми неожиданными для нас житейскими скор­бями и несчастьями.

Ненадежно наше счастье на земле, радости наши смежны с горем; от богатства недалеко нищета, от здоровья — болезнь, и сама жизнь наша может неожиданно пресечься смертью. И все это не­удержимо и скоротечно бежит, так что и не замечаешь, как проходят дни нашей жизни. И человеку грустно бывает, когда видит непроч­ность и непостоянство земных благ Но еще грустнее становится, ко­гда при этом остаешься безутешным. Где же искать утешения, как не в твердой надежде, что настоящая жизнь не оканчивается смер­тью, что мы должны ждать новой, будущей загробной вечной жиз­ни? Говоря о ней, святой апостол Павел обращается к христианам с такими словами: «Нe хочу оставить вас, братия, в неведении об умерших, дабы вы не скорбели, как прочие, не имеющие упования. Ибо, если мы веруем, что Иисус умер и воскрес, то и умерших во Христе Бог приведет с Ним» (1 Фес. 4, 13-14). Только не имею­щие утешения в надежде на продолжение настоящей жизни по смер­ти сетуют, печалятся, а иногда даже отчаиваются в жизни и не нахо­дят ни в чем утешения. Верующий же человек, напротив, надеется, что будущая жизнь есть, и эта надежда на будущую жизнь, это ожидание составляют источник истинного утешения и успокоения во всех приключающихся в земной жизни скорбях.

Таким образом, мысль о нашей участи в будущей жизни, по-ви­димому, должна быть у всех нас чаще всего и занимать наше сердце и мысль больше всего. Но, к сожалению, в наши дни под влиянием ложного духа времени есть немало людей, которые совсем отрицают загробную будущую жизнь, и понятно, какие последствия ожидают от отвержения загробной жизни. Такие неверы-отрицатели или совсем отчаиваются в земной жизни и не видят в ней никакого смысла, или, если живут, то живут одной низменной животной жизнью, дер­жась эпикурейского правила: станем есть и пить, ибо завтра умрем! Господства чувственно-животных страстей и грубой материальной силы, подавление всего духовного, нравственного — вот к чему при­водит отвержение веры в будущую жизнь. 

Но есть люди и другого рода, которые хотя и не отрицают буду­щей жизни, но зато обнаруживают крайнее равнодушие к своей за­гробной жизни, совершенно не думая о ней. Они веруют в жизнь бу­дущую, но веруют так слабо, что этот столь важный предмет веры совсем не тревожит их сердце, и они едва-едва иногда вспоминают о нем. Они веруют, что душа бессмертна, веруют, что будет будущее блаженство, будущее мучение и воздаяние, и, однако же, не раз­мышляют, что значит быть в вечном блаженстве или в вечных муках, особенна — быть в вечных муках, которые страшны и ни на минуту не ослабляемы. Будущей жизни здесь нет, нет будущего блаженст­ва и мучения, а есть настоящая жизнь с ее удовольствиями н неудо­вольствиями, и поэтому временная жизнь с ее удовольствиями за­слоняет неощущаемое будущее, и поэтому так много людей остаются равнодушными к столь важному для нравственной жизни вопросу. Различны причины равнодушного отношения людей к вере в буду­щую жизнь: излишние привязанности к миру и к его благам; порабо­щение себя каким-либо грехом или пороком.

Но Святая Церковь, заботясь о наших усопших сродниках и о нас, пробуждает в нас веру особыми общественными богослужениями. Сегодня суббота накануне Троицына дня. И мы собрались с ва­ми по следующей причине: в день Пятидесятницы сошел Дух Святый на апостолов и на всю Церковь Христову, и мы в день Пятидесятницы испрашиваем у Господа благодати всесвятого и всеосвящающего Духа Утешителя и для себя и для усопших. Поэтому Церковь и установила молиться за них накануне в субботу и в самый день праздника, потому в эти дни Господь особенно благоволит ко всем, и даже во аде содержимым. Господь есть Бог живых, и все у него живы. Но нет человека, который бы пожил и не согрешил, поэтому смерть застает нас должниками пред Богом. А между тем человек может творить добрые дела в земной жизни, за гробом же он уже ничего сделать не может, чтобы улучшить свое положение, и его ожидает или помилование, или осуждение. Поэтому, исполняя запо­ведь Христову о любви к ближним, мы молимся о прощении грехов в вере скончавшихся. Многочисленные примеры говорят о пользе молитв за усопших.

«Со святыми упокой, Христе, души раб Твоих, идеже несть бо­лезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь безконечная».

3 (16) июня 1962г.