Слово протоиерея Всеволода Шпиллера (+1984г.) в праздник Вознесения Господня.

Господь Иисус Христос еще на Тайной Вечере говорил ученикам, что Он идет ко Отцу приготовить им место. «И лучше если Я пойду, потому что если не пойду, то не пошлю Утешителя вам. А пойду — придет к вам Утешитель — Дух Святый.» Эти слова относились не только к той ближайшей разлуке, которая ожидала учеников в крестной смерти на Голгофе Господа Иисуса Христа, они относились также и к Вознесению — последней разлуке. Эти слова не могли быть поняты учениками тогда, они их и не приняли. Но вот пришла смерть, пришло Воскресение… Наконец — 40 дней, в течение которых Господь Иисус Христос оставался на земле в этом мире и подготавливал учеников своих. В этом таинственном сорокодневии были еще откровения Божии, раскрывавшие тайны домостроительства нашего спасения. И ученики шли к Елеонской горе, уже гораздо больше зная и понимая, в чем состоит домостроительство спасения человеческого рода.

Они знали, что Господь, Сын Божий, воплотился для того, чтобы земное соединить с небесным. Они уже понимали и знали, что Царство Божье не от мира сего, что все, о чем говорил им Спаситель, все, что Он обещал, все относится совсем к другому миру — духовному, Божьему, к жизни в Боге, а не к здешней. И поэтому ученики уже не спрашивали Его у Елеонской горы: «Зачем Ты от нас уходишь, почему не остаешься здесь, на земле, в этом мире, которому же Ты обещал Царство Небесное?»

Такие вопросы возникают у людей и сейчас: «А почему Он ушел из этого мира? Но они возникают у людей недостаточно глубокой веры. Им обязательно нужно опереться здесь на какую–то силу. Если бы остался Христос здесь на земле, тогда эта сила, свидетельствующая о себе (и не только о себе!) была бы здесь. И авторитет… Божья сила была бы здесь рядом, в этом царстве владычествовал бы Царь, не было бы зла, все было бы хорошо… Но Царство Христа — Царство не от мира сего. И вот они прощаются с Ним на Елеонской горе — Христос возносится.

Что значит Вознесение Христа, братья и сестры? Возносится, уходит из этого мира в плоти, в теле человеческом, уносит его туда. А куда? — В Божий мир! Вознесение есть прежде всего прославление человеческого естества, человеческой природы. Вознесение это — сила Рождества Христова, свидетельствующая о нерасторжимости земного с небесным. Именно для того, чтобы соединить небесное с земным, земное с небесным, для этого и пришел Христос, для этого Сын Божий и родился, принял нашу человеческую природу, человеческое естество. Вознесение — это сила Воскресения Христова. Почему? Потому, что воскресший Христос должен был обрести силу, власть вознести воскрешенную Им плоть в другой, Божественный мир. Это — сила Вознесения… Вознесение Христово есть, повторяю, прославление человеческого естества. И какое прославление — оно возносится и садится одесную Отца! В недрах Пресвятой Троицы — человеческое естество, человеческая природа, человеческая плоть Воскресшего и Вознесшегося! Господь говорил: «Славу, которую Ты дал Мне, Отче, дал Я им — ученикам, последователям своим. Я хочу чтобы они были там, где — Я!» А Он — одесную Самого Бога Отца! И там с Ним человеческая природа, плотское естество.

Вот почему, когда апостол Павел был в Афинах и держал речь в Ареопаге, как вам известно, он говорил о том, что Христос есть Бог, а мы, люди — род Его, Божественный род. «Вот Кого я проповедую перед вами.» Мы потому — Его род, что даже тело человеческое, природа — там, у Бога, вознесенная Господом Иисусом Христом. Вот что ученики узнали и поняли, и вот почему возвращались они с радостью, хотя и разлучившись со Христом. Окончательно? Совсем? Нет, потому что они слышали и другие слова — слова другого обетования Христа: «Не оставлю вас сиры!»

Непреходящее значение Вознесения Христа в домостроительстве нашего спасения и прославления именно в этом и заключается. Вознесение пролагает путь сюда, в этот мир третьей ипостаси Пресвятой Троицы — Духу Святому. Почему? Почему сказано, что «если не пойду, то не придет Дух Святый? А если пойду — придет к вам Утешитель?» Какая связь между одним и другим? Это — тайна! Притом, тайна внутрибожественной жизни. Перед этой тайной изумевает и останавливается ум человеческий, не будучи в состоянии ее постичь, войти в нее. Изумевает… И пусть изумевает! Мы с вами слишком привыкли все, все тайны бытия нести на суд своего ума, который, мол, может все постичь, все рассудить и поставить все на место…

Но что такое этот ум человеческий? Он дает очень много для устроения нашей жизни здесь, на земле. Но должны быть — и они есть — тайны другие. И перед ними ум изумевает. И пусть изумевает! Не на суд ума мы будем притягивать факты и истины богооткровения, а наоборот: на суд тому, чему учит нас откровение и о чем говорят нам факты, изложенные в Священном Писании. Вот на их суд мы будем привлекать свой разум, ум свой, а не наоборот! Поэтому пусть наш ум не смущается, не изумевает перед этой тайной зависимости ухода из мира Христа в Вознесении и ниспосланием сюда Духа Святого, тем более, что мы знаем, что Дух Святый был ниспослан ученикам, и вошел в этот мир. И вошел Он как раз для того, чтобы земное сделать небесным, небесное — земным, чтобы освящать и одухотворять эту здешнюю жизнь. И мы знаем, как Он действует в этом мире, как одухотворяет нашу жизнь, и как ее освящает, и как действительно земное превращается в небесное.

Когда человек смотрит в небо, то душа его расширяется, мысли его направляются горе — наверх, и он видит духовными своими очами что–то, что не может увидеть простыми глазами. И он знает, этой душе открыто, что есть еще другое небо, кроме того физического, которое над нами распростирается. За ним есть («за» — «мета» по–гречески), за этим физическим небом есть еще другое — метафизическое небо, та другая, духовная действительность, Божественный мир, куда и ушел Христос.

И мы с вами сейчас, стоя и взирая на небо у горы Елеонской, можем увидеть след в этом небе, оставленный Вознесением Господа Иисуса Христа. И мы знаем, что Он ушел туда, но оттуда идет Дух Святый! А придет и Сам Христос во славе — И это обетование нам известно… След от Вознесения, от уходящего туда Христа и говорит нам о том, что Он опять придет сюда. И первоначальная Церковь Христова — первые христиане — имели молитву и молились ею постоянно: «Господи Иисусе, гряди к нам!» И этой же самой молитвой пусть каждый из нас сумеет научиться молиться Христу, ожидая с надеждой, чая Его пришествия, живя здесь в одухотворении силою Духа Святаго, превращающего все земное в небесное, и нас самих — в настоящий род Божий, о котором говорил апостол Павел.

«Ей гряди, Господи Иисусе!» Аминь.

1979г.