Слово в день Вознесения Господня, сказанное Преосвященнейшим Макарием, Архиепископом Литовским и Виленским, в Виленском кафедральном соборе, 25 мая 1878 года.

И бысть, егда благословляше их,
отступи от них, и возношашеся
на небо. И тии поклонитися Ему,
и возвратигиася во иерусалим с
радостию великою. Лук. 24, 51, 52.

Удивительная перемена в Апостолах! Еще так недавно, когда Господь Иисус предвозвещал им, пред своею крестною смертию, о своем скором отшествии ко Отцу, они исполнились скорбью при одной мысли о разлуке с своим божественным Учителем (Иоан. 16, 6). А теперь, когда настал час этой разлуки, когда разлука совершилась, они не только не скорбят, напротив радуются, и радостью великою. От чего так? От того, без сомнения, что Господь объяснил им значение и последствия своего отшетствия ко Отцу; от того, что они понимали теперь, особенно после того, как воскресший Господь отверз им ум разумети писания и вообще тайны царствия Божия (Лук. 24, 45), ясно понимали глубокий смысл этого чрезвычайного события. Апостолы не только сами возрадовались радостью великою о вознесении своего Господа и Учителя, но передали и навсегда завещали эту радость всем верующим в Него, всей церкви. И св. церковь доселе празднует «Вознесение Господ­не» как один из величайших и радостнейших своих праздников и торжеств. Радость наша ныне, братие, двоякая: первая радость о Нем—нашем Господе и Спасителе, вознесшемся на небеса; вторая радость о нас самих и о всех верующих в Него
Мы знаем, за чем приходил на землю Единородный Сын Божий. Он приходил, чтобы совершить дело нашего искупления. Знаем, чего стоило Ему это великое дело. Для совершения его Он, истинный Бог, как бы отрекся на время от своего величия: себе умалил, зрак раба приим, и образом обретеся якоже человек (Фил. 2, 7); как бы отрекся на время от своей святости: принял на себя грехи всего человечества, и казался величайшим грешником, носителем грехов всего мира пред вечною Правдою до самой своей смерти; как бы отрекся на время от своей славы: вся Его земная жизнь была периодом Его глубочайшего смирения и крайнего уничижения и истощения; как бы отрекся на время от своей воли, и сам свидетельствовал на земле: снидох с небесе, не да творю волю мою, но волю пославшаго Мя Отца (иоанн. 6, 38). Но не здесь продел самоотречению нашего Господа. Приняв на себя грехи человечества, Он принял вместе и все их последствия, и благоволил потерпеть за грехи все те страдания и скорби, какие определила за них веч­ная Правда, благоволил вкусить за нас, грешных, самую смерть,—крестную смерть, позорнейшую и мучительнейшую из всех видов смерти. Такой подвиг беспредельного, изумительного, непостижимого самоотвержения воплотившегося Сына Божия не мог не иметь высочайшей, безграничной нравственной цены пред очами правосуднейшего верховного Судии. Здесь Сын Божий действовал совершенно свободно: сам принял и испил до дна чашу гнева Божия. Здесь проявил Он свою беспредельную лю­бовь и к людям, за которых Он пострадал и умер на кресте, и к Богу Отцу, волю которого о спасении людей исполнил до конца. А что всего важнее, здесь действовал наш Искупитель, не как человек только но как Богочеловек, как истинный Бог. Потому—то, своим крестным подвигом, своею жертвою, принесенною за нас, Он не только вполне удовлетворил за грехи наши вечной Правде и избавил нас от смерти, не только нам стяжал бесконечную славу и блаженство, но приобрел право на прославление и своего собственного человечества, которое воспринял Он, при самом воплощении своем, в единство своей божеской ипостаси; того челове­чества, в котором и с которым Он и совершил свой искупительный подвиг, пострадал и умер за нас. И вот ныне, когда вознесся Господь от земли на небеса, и последовало полное прославление Его человечества: Он вознесся туда не по божеству своему, которое никогда не оставляло неба, а по человеству. Ныне Отец небесный превознес Его, как Богочеловека, за то именно, что Он смирил себе на земли, послушлив быв даже до смерти, смерти же крестныя (Фил. 2, 8. 9). Ныне посадил Его, в Его человеческой плоти, одесную себе на небесных, превыше всякаго начальства и власти и силы (Еф. 1, 21). Ныне прославил Его, как нашего Искупителя, у себя самаго славою, которую Он, как Сын Божий, имел у Отца еще прежде бытия мира (иоанн. 17, 5).
Но не для Себя одного, не для прославления только своего человечества Господь вознесся ныне на небеса: Он вознесся так же и для нас. Для нашего спасения прихо­дил Он на землю; для нашего же спасения взошел ныне и на небо. На земле Он совершил дело нашего искупления, и своими бесконечными заслугами избавил нас от грехов и казней за грехи, и приобрел нам вечные блага. На небеса вознесся, чтобы даровать нам возможность усвоить себе Его бесконечные заслуги и все дело искупления, совершенное Им на земле. „Лучше для вас,— говорил Он ученикам своим незадолго пред разлукой с ними,—лучше для вас, чтобы я пошел: ибо если Я не пойду, Утешитель не приидет к вам; а если пойду, то пришлю Его к вам“ (Иоан. 16, 7). И действительно, чрез несколько дней по вознесения своем, Господь ниспослал па апостолов Духа Святаго, как иного Утешителя, да будет с ними в век (Иоан. 14, 16); а Дух Святый принес с Собою на землю все средства, необходимые для усвоения нами заслуг Христовых. Ибо что для этого требуется от нас? Требуется, прежде всего, чтобы мы веровали во Христа: и Дух Святый, просветив апостолов, возвестил чрез них евангелие . Христово всей твари, и научил людей, чему и как они должны веровать для достижения вечного спасения. Требуется, чтобы мы действительно очистились от грехов, освятились и обновились: и Дух Святый изливается на нас чрез таинства церкви своими благодатными силами, и возраждает нас, очищает от всякого греха и освящает, так что мы становимся новою тварию о Христе (Гал. 6, 15). Требуется, наконец, чтобы мы после своего возрождения и обновления, как отвергшиеся нечестия и мирских похотей, как чада Божии, жили целомудренно, праведно и благочестно в нынешнем веце (Тит. 2, 12), и соделались достойными наследниками царствия Божия: и Дух Святый, всегда пребывающий в церкви, как Дух премудрости и разума, Дух совета и крепости, Дух ведения и благочестия, наставляет и укрепляет нас во всяком добром деле своею благодатью, способствует нам в немощех наших (Рим. 8, 26), и содействует нам к достижению самих высших степеней нравственнаго совершенства. Но мы так слабы, что и после своего возрождения от Духа и при Его благодатной помощи, часто падаем и согрешаем, и вновь прогневляем Бога, с которым примирил нас Христос. Ведал вполне и ведает эту слабость нашу Он—наш вечный Первосвященник, и вниде ныне не в рукотворенная святая святых, но в самое небо, да явится лицу Божию о нас (Евр. 9, 24. 25). Он вознесся ныне на небеса не для того только, чтобы ниспослать на землю Духа Святаго для нашего освящения, но чтобы быть там вечным ходатаем за нас, грешных, пред лицем Бога и Отца (Рим. 8, 34), и снова примирять нас с Ним,
после наших грехопадений, снова давать нам возможность очищаться от грехов, освящаться и делаться достойными вечного блаженства и славы. Таким образом ныне, когда совершилось полное прославление нашего Спасителя по самому Его человечеству, ныне положено начало и для нашего будущего прославления на небеси.
Братие мои! Ныне окончилась земная жизнь нашего Господа и Спасителя, а с нею окончились и Его страдания за нас, те страдания, которыя тяжестью своею равнялись тяжести грехов всего человеческого рода; окончился и Его величайший, беспримерный подвиг нашего искупления,— подвиг, который мог совершить только Он один, воплотившийся Сын Божий, и которого не мог совершить никто другой. Ныне Он снова, после своих земных страданий и подвига, вошел в славу свою, которую, как Сын Божий, имел от века, прежде сошествия своего на землю, и которую отныне, как Богочеловек, будет иметь, вместе со Отцем и Св. Духом, во веки веков. Окончится некогда земная жизнь и каждого из нас; окон­чатся и наши страдания, наши бедствия и скорби, кото­ыя неизбежны для нас здесь, как бы мы ни старались убегать от них; окончится наш христианский подвиг, наша борьба со врагами нашего спасения. Но чем окон­чатся? Ах, если бы окончились тем же, чем окончилась земная жизнь нашего Спасителя! Если бы и нам, после временных страданий и подвигов на земле, сподобиться вечной славы и блаженства на небеси! И это исполнится, несомненно исполнится, если только и мы будем жить на земле так, как жил Христос; если и мы будем пере­носить наши страдания так же безропотно, с таким же терпением и покорностью воле Божией; если и мы будем руководствоваться в своей деятельности такой же любовью к Богу и людям, и таким же самоотвержением, а не самолюбием, не своекорыстием, не нашими порочными страстями, которе портят все и отнимают нравственную цену у всех наших действий. Жаловаться на тяжесть наших страданий, на трудность нашего христианскаго под­вига мы не в праве: Христос ниспослал нам в помощь небесного Утешителя, Духа Святаго, со всеми Его благодатными дарами. Отчаиваться в нашем спасении, при виде наших грехов, мы так же не в праве: как бы ни были велики и многочисленны наши грехи, как бы глу­боко мы ни пали, у нас есть на небеси, одесную Бога Отца, вечный Первосвященник, который имеет непрестающее священство, потому и спасти до конца может приходящих чрез Нею к Богу, всегда живый, во еже ходатайствовати о них (Евр. 7, 24. 25). Да при­ступаем же с дерзновением ко престолу благодати, да приимем милость и благодать обрящем, во благовременную помощь (Евр. 5 16). И терпением да течем на предлежащий нам подвиг, взирающе на Начальника веры и Совершителя Иисуса (—12, 1. 2) и памятуя всегда Его сладостнейшее .обетование: иду уготовати место вам, и аще пойду и уготовлю место вам, паки прииду и пойму вы к себе, да идеже есмь аз, и вы будете (Иоанн. 14, 2. 3). Аминь.